Guelman.Ru      GiF.Ru      Гельман      Арт-Азбука    



На першу сторінку


 Коло художників
 Архів проектів галереї

    



{ Лінки } { Щоденник Марата Гельмана в ЖЖ } { Карта сайту }   








  Новини
Статті
Галереї
Художники
Виставки
Продаж
Видання
Літосфера
Минувшина

[укр.]
[рус.]


Анонси подій у Києві і в Україні


Новини Галереї Гельмана в Москві



У Росії давно перестали розуміти різницю між мистецтвом і життям







Статті


Станіслава Беретова
Проект Іллі Чичкана "Цуценята"


Новый проект Ильи Чичкана "Щенки" едва ли правомочно назвать "радикальным искусством". Невзирая на избранную тему, художника скорее интересуют сугубо формальные вопросы. Фотографии Чичкана - вполне коммерческий продукт, "радикально салонные" работы, которые вполне адекватно смотрелись бы не только в пространстве галереи, но и в "модном" интерьере. Они совмещают в себе одновременно признаки "арта" (концепция) и рекламной фотосессии в стиле "гламур", современной версии декаданса - знака смены эпох. В этом контексте "Щенки" - качественная иллюстрация бесконечно растиражированного утверждения, что реклама - религия нашего времени.

В контексте современного искусства на смену хрестоматийной "собаке Павлова" пришла "собака Кулика", И хотя общность тематики прямо таки бросается в глаза, Чичан выбрал прямо противоположную нашему бывшему соотечественнику стратегию: "Не человек как собака, а собака как человек". Что, в приниципе, есть следование концепции его предыдущих работ, где зверушки и рыбы, бывшие главными действующими героями проектов, заняли место человека, вытеснили его по ту сторону объектива. В своем новом проекте Чичкан "вернулся" к центральному в истории искусства образу Человека, но использовал в этой роли исключительно женские модели. Представляя на своих фотографиях тандем женщины и собаки, художник оставляет мужчине роль немого и бесправного вуайера, который в состоянии только подсматривать и фиксировать реальность. Его присутствие на фотографиях выглядит как недочет: то он мелькнет в зеркале, то случайно попадет в кадр, где ему нет места.

Сюжеты его фотографий рассчитаны на эпатаж, но в этом задекларированном стремлении удивить и шокировать они, как ни парадоксально, переходят на новый уровень восприятия: позиционированные как "картинки для взрослых", они трансформируются в кадры из несколько фривольного семейного фотоальбома. Вместо ожидаемого отторжения, работы Чичкана вызывают, скорее, даже легкую ностальгию по тем временам, когда любой намек, любое упоминание об извращениях и патологиях вызывало у публики открытое неприятие, смешанное с любопытством и желанием увидеть. Сегодня же вряд ли кого-либо удивишь садомазохистскими забавами или же "нездоровой" любовью к братьям нашим меньшим.

Собачки Чичкана значительно честнее "коньюктурной" псины Кулика, они искренне реагируют на цвет и запах, не слудуя какой-либо кураторской стратегии, а повинуюсь инстинктам.

"Щенки" отсылают нас к "золотой эре" человечества, когда люди и животные "в мире и согласии" сосуществовали в эдемском саду. Правда, "Новый Рай" Чичкана построен по отличным от канонических законам: в нем много крови и насилия. Но насилие есть всего лишь другая форма любви. Тот же замусоленный садомазохизм при ближайшем рассмотрении оказывается просто способом коммуникации, одним из вариантов общения между "любящими".

"Щенки" - своеобразные портреты в интерьере, в которых сложно вычленить портретируемых, ими могут быть как женщины, так и щенки. И те, и другие поданы в равной мере "презентабельно". Густая красная жидкость на женских телах выглядит как отвровенный make up, мало напоминая реальную кровь. И дело здесь не в технических просчетах, а в самой концепции проекта.

При создании "Щенков" Илья Чичкан воспользовался ставшей "классикой" авангарда стратегией ready made: автор взял готовые, устоявшиеся в массовом сознании архетипы "ненормы" (обратное от лат. norma - руководящее начало, правило, образец), придав непристойным, табуированным образам "товарный" вид. Автор откровенно эксплуатирует "трэшевую" эстетику фильмов категории "С", где сюжет и драматургия вторичны, а все усилия направлены лишь на создание атмосферы "леденящего кровь" ужаса.

Под лозунгом "нет несъедобных вещей, есть плохо приготовленные", художник предлагает зрителю новую, модернизированную, и, главное, стильно оформленную версию традиционно "безобразного".

Сцены в ванной - насмешка над "классическим" сюжетом: обнаженная куапльщица. Сознательно полуодетые, повоцирующие желание модели, перемазанные голливудской квазикровью, "забавляются" с четвероногими малышами. Но эти игры довольно рискованы, ведь собака - это животное, а контролировать "бессловесных тварей" человечество так до конца и не научилось.

"Щенки" Ильи Чичкана - трогательный в своей циничности пример тотальной имитации, где всё - подделка, начиная от бутафорской крови, и заканчивая подчеркнуто постановочными, искусственно сконструированными сюжетами.

Единственно "истинным" настоящим в работах Чичкана есть, как это не банально, красота. Объективная красота молодого женского тела и естественность зверей.



Версія для друку










Виставка українських художників "Рік Мавпи"

Пріоритетом у підборі творів є перехідний стан людей, подій та ознак нашої реальності. Це романтичність одинокого даїшника у ночному дозорі (Олександр Гнилицький), шалена енергія багатолюдного натовпу (Сергій Зарва), палаюча пожежна машина (Жанна Кадирова), помаранчевий вибух салюту (Максим Мамсиков), терпляча нічна черга по вечерю (Алина Якубенко). // докладніше...





ЗАРАЗ






Інформація буде пізніше




















         
  Rambler's Top100