Guelman.Ru      GiF.Ru      Гельман      Арт-Азбука    



На першу сторінку


 Коло художників
 Архів проектів галереї

    



{ Лінки } { Щоденник Марата Гельмана в ЖЖ } { Карта сайту }   








  Новини
Статті
Галереї
Художники
Виставки
Продаж
Видання
Літосфера
Минувшина

[укр.]
[рус.]

Анонси подій у Києві і в Україні


Новини Галереї Гельмана в Москві





Виставки


Наталія Філоненко
Кощій, Русалка тощо...


Живопись, пожалуй, одна из старейших форм культурной коммуникации, именно поэтому вопросы о её конце и возвращении, провале или успехе постоянно находятся в центре внимания художественного мира. Говорить об эволюции живописи сложнее, чем о развитии более новых жанров, т.к. всегда считалось, что необходимо "помещать" происходящее на холсте в контекст уже сложившейся истории искусства. Но в последнее время наметились очевидные перемены в этом отношении - все больше кураторов и искусствоведов не считают такую контекстуализацию необходимой.

Живопись сегодня доказала свое несомненное право на существование хотя бы по двум причинам: во-первых, картина сохраняет ауру неповторимого произведения, и, во-вторых, она стала и остается эффективным средством трансформации имиджей наряду с другими современными жанрами. Второе качество можно считать её главным достижением с того момента, как право отображения окружающей действительности завоевала фотография. Во времена медиа экспансии холст принято рассматривать как еще одну поверхность, которая активируется теми же импульсами и обманывает нас так же, как и телевидение.

Художники сегодня занимаются ре-апроприацией и предлагают нам комментарии на комментарии, манипулируя всевозможными формами, знаками, образами и сюжетами. В отличие от практики постмодернизма, материалы для этого заимствуются чаще не из истории искусства, а с экранов и страниц глянцевых журналов. Представленные художники используют как найденные, так и собственные фотографические образы, проявляя интерес к бесконечно переплетающимся взаимоотношениям между разными формами создания конечного образа, от рисунка и фотографии до телевидения и кино. В связи с этим изменилось и понятие "реди мейд", которое уже не ограничивается рамками готового объекта или изображения, а может быть любым пространством - социальным или виртуальным. "Неважно, какими источниками пользуется художник, главное, чтобы в результате получилась картина" - утверждает Александр Гнилицкий.

Выставка "Fresh" предполагает показать один из моментов развития украинской фигуративной живописи. Она включает последние работы четырех киевских художников - Александра Гнилицкого, Александра Ройтбурда, Арсена Савадова и Василия Цаголова - и презентует творчество каждого в новом ракурсе. Спонтанный репортаж из мастерских неожиданно дал возможность сформировать выставку, где преобладают сказочно-фантастические сюжеты и персонажи, и продемонстрировать одну из тенденций современного украинского искусства - рефлексию на "инфантилизацию" современной массовой культуры. При сегодняшнем всеобщем увлечении волшебными сказками герои "Гарри Поттера" и "Властелина колец" по популярности не уступают, а, может быть, и превосходят персонажей "Матрицы" и "Терминатора".

В последней серии живописи "Фантомы страха" Василий Цаголов пародирует распространенный ход, используемый в массовой культуре, в частности, в западном кино - появление необычных персонажей в повседневной жизни. Другое название серии - "Русские Х-файлы". Героями сюжетов оказываются Баба Яга, Кощей Бессмертный или Соловей разбойник, которые теперь обитают в темных, полных опасностями лабиринтах Метро. Цаголов предлагает освобождение от массового страха - размытого образа зла, заменяя образы современных террористов сложившимися сказочными образами из советского кино, скорее забавными, чем страшными. Давно сыгранные Милляром, а нынче нарисованные Цаголовым, они изгоняют злых духов из современного подземелья. Несмотря на явную "киноманию", в живописи Цаголов сознательно отказывается от экранной эстетики и сводит спецэффекты до минимума, чтобы никоим образом не разрушить структуру самой Картины. Он сохраняет характерное "разорванное" на отдельные мазки живописное поле, но его палитра существенно меняется соответственно новому содержанию.

Последние работы Александра Ройтбурда характеризуются очевидным отказом от пафоса, сарказма и драматизма, из сюжетов исчезает конфликт, и появляется камерность и легкая ирония. "Девушка в лесу" похожа на сцену из какой-то неизвестной "нестрашной" сказки. Кажется, Ройтбурд уходит от своей увлеченности мифологизмом, обилием цитат и метафизических высказываний. После разнообразных пластических экспериментов, связанных с телесными и эротическими мутациями, он неожиданно обращается к поискам гармонии, идиллического или "райского состояния". Его палитра стала ярче, хотя живописная манера и характерный мазок остались узнаваемыми.

Две работы Александра Гнилицкого объединяет загадочная недосказанность. В картине ""Русалка" художник перекодирует романтически-печальный образ русалочки - по воле автора она приносит в жертву свою "идентичность", разрезая себе русалочий хвост надвое недалеко у затонувшего корабля. Картина написана "не в резкости", "туманно-подводная" манера живописи "смазывает" ужасные детали происходящего, превращая все в декоративные элементы, в том числе и шлейфы крови в воде. Гнилицкий обращается к стилистике Арт Деко и одновременно японских гравюр с их эстетикой изображения харакири и кровавого потока. Другая его работа - "Карпатский князь" - тоже заставляет задуматься о мистической генеалогии персонажа с перстнями, одетого чабаном, а может быть, и о деликатно завуалированной украинской идентичности.

"Иные" реальности, созданные украинскими художниками, далеки от столь популярной сейчас эстетики цифрового пространства. Работы Арсена Савадова, например, хоть и включают очевидные элементы сюрреализма, но в них скорее сливаются в одно "сновидения и действительность". Савадов в живописи (как и в фотографии) нарушает законы реальности, активно используя ставшие уже универсальными находки сюрреализма, такие как "логическую несовместимость" персонажей или предметов со средой. Работы Савадова отвечают идее использования "реди мейд" как "изотипа". В картине "Осень" он нарушает масштаб одного "изотипа" по отношению к среде, среду - реалистически написанный осенний пейзаж - можно рассматривать как другой "изотип". По мнению Арсена Савадова, инфантильность является не данью западной моде на сказочные сюжеты и спецэффекты, а проявлением защитных механизмов сознания художника в условиях социальной невостребованности. Живопись, по его мнению, - это больше хобби, чем профессия, и художники выбирают этот легкий и сложный жанр как средство персональной рекреации.

Интересно отметить, что известные голливудские и литературные персонажи не часто появляются в произведениях украинских художников. Сюжеты картин убеждают, что у каждого из участников этой выставки разные мотивации и методы, и сегодняшняя "реабилитация детства" больше связана с образами, связанными с собственным культурным наследием. Очевидно, что фантастически-сказочные мотивы в украинской живописи не являются непосредственным отражением, а скорее существуют параллельно тем процессам, которые происходят в западной культуре.



Версія для друку



    {  Ед Колодій  }
















         
  Rambler's Top100