12.02.2003
Олександр Хургін


Народився в 1952 році в Москві. Живе в Дніпропетровську.

Закінчив гірничий інститут і 19 років працював інженером-механіком як під землею, так і на її поверхні.

Друкується з 1977 року.

Постійний автор журналів "Знамя", "Октябрь", "Дружба народов" й інших. Автор семи книг прози. Перша вийшла в бібліотеці "Огонек" у 1991 році, дві останні - у 2001-2002 - у московських видавництвах "Вагріус" і "Мк-періодика".

Лауреат премій журналів "Знамя" і "Дружба народов". Лауреат премії ім. В.Короленка Національної спілки письменників України. З квітня 2002 - не член вищезгаданої спілки, з неї вийшов за власним палким бажанням. Хоча туди і не вступав, а був прийнятий одразу після путчу в числі сотні інших літераторів.


Семен по имени Василий. То есть - наоборот

Жил в одном городе мужчина по имени Василий. И звали его Семен. В народе его так звали. Заслуженно. А город, в котором он жил, называли Окрополь, хотя на карте этот Окрополь обозначался в качестве Засельска. Есть такая великая русская река Ёбь. И на ней, значит, стоит этот Засельск. Как следует само собой из названия - на левом берегу.

И жизнь у мужчины по имени Василий протекала. Имеется в виду - незаметно. И если бы не звали Василия Семеном, ему бы в конце жизни совсем было б нечего о ней вспомнить. И другим невозможно было бы объяснить - что за человек этот самый Василий, чем от других отличается и вообще - зачем он. Потому как людей с таким именем на земле под названием Россия-Мать - видимо-невидимо и даже больше на 6,2 процента. А вот Василиев, которых Семенами зовут, причем заслуженно - раз, два и обчелся. Такие Василии - это, можно сказать, наше достояние и наша гордость, потому что редкость.

При этом нельзя не признать, что был Василий пьяницей и козлом. А также и бездельником. Что плюс. Поскольку руки у него были золотые, но росли не оттуда, и будь он трудолюбивым членом общества, ничего от его трудолюбия, кроме вреда и урона, не происходило бы.

А еще был Василий вором. Не в законе, а так - в принципе. По необходимости, можно сказать, был он вором, и по мелочи. Жена и дети его все время пилили на тему, что он ничего не зарабатывает и в дом не приносит - так Василий вынужден был воровать. С целью иметь возможность ответить жене и детям достойно: "Да, не зарабатываю. Но приношу".

Хотя все это никакого значения больше не имеет. Потому что Василий дожил до конца своей жизни, вспомнил ее за одну секунду, за вторую секунду вспомнил, что он не просто Василий, а Василий, который Семен, и умер. И как его теперь хоронить - непонятно. В смысле, под каким соусом, то бишь именем. Родственники говорят - нам без разницы, лишь бы его из квартиры побыстрее вынести. Как человека, с почестями в гробу. А власти загса им отвечают: "В нашем деле, в деле записи актов гражданского состояния, главное - порядок и точный безошибочный учет. Вы ответьте нам, кем являлся покойник - Василием или Семеном? Чтоб мы ему документы в загробную жизнь оформили соответственно верно".

А родственники и ответили бы. Да кто ж его разберет, Семена этого проклятого, который Василий? В смысле, Василия, который Семен.

Никто не разберет.

Повна адреса статті : http://kiev.guelman.ru/people/hurgin/