Guelman.Ru      GiF.Ru      Гельман      Арт-Азбука    



На первую страницу


 Круг художников
 Архив проектов галереи

    



{ Ссылки } { Дневник Марата Гельмана в ЖЖ } { Карта сайта }   








  Новости
Статьи
Галереи
Художники
Выставки
Продажи
Издания
Литосфера
Былое

[укр.]
[рус.]


Анонсы событий в Киеве и в Украине


Новости Галереи Гельмана в Москве



Мне интересны работы, которые находятся в контексте мировой культуры, в контексте современного состояния искусства, работы, которые чётко фиксируют время, сегодняшний момент.







Статьи


Игорь Лапинский
Новая волна украинской литературы


Какая бы депрессия не господствовала в обществе, сколько бы заводов, фабрик и другого железа не ржавело от бесчинствования в нашем государстве, литература не стоит на месте. Наоборот, история самых разнообразных культур человечества свидетельствует о том, что любой социальной поступи всегда предшествует поступь искусства. Вспомним хотя бы легендарное украинское барокко, которое встало на пожарище "великой руины".

Современная украинская литература, не обращая внимания на пессимистическое кокетство тусовочных критиков, имеет все признаки обновления сознания того, пусть самого тонкого слоя общества, что его, обычно называют интеллигенцией. Обновление это, в первую очередь, состоит в отказе от штампов прошлого: традиционного комплекса меньшестоимости традиционного украинца, как вековечно закрепощенного бог знает уже кем и чем - и так, до конца. Современный украинский писатель (особенно молодой) скорее будет стараться резать из себя такого chevalier d'industrie, для которого тот Париж - в лучшем случае пригород Станислава.

Босиком, вдоль забора, еле переставляя ноги, свитки, постолы и, даже священые шаровары! - это все, кажется, уже ушло в забытье.

Фрондистские настрои современного национального литератора - явление, в большей или меньшей степени свойственно многим постсоветским странам. Вместо этого, в Украине это признак не просто бунтующего пафоса становления личности а, скорее, - симптом зрелости литературы, которая никого и ничего не боится.

Конкретных примеров привести можно тут немало. Но в кратком описании важно остановиться на том, чего, как говорят, из истории не выбросишь.

"Бу-Ба-Бу". Галицко-киевская литературная группировка, которая возникла во Львове весной 1985 года и, кажется, продолжает жить и сейчас. Трудно даже выяснить, что именно, какие эстетические позиции объединили авторов, настолько разных, что их легче, разве что разделить, чем объединить. Юрий Андрухович, Виктор Неборак, Александр Ирванец, Игорь Рымарук, Василий Герасимюк - писатели, которых шутя называли недавно "живыми классиками". Идет время, и шутка постепенно трансформируется в штамп. Штамп, в свою очередь, не вызывает никаких отрицаний, так как имеет харизму убежденности. Как и талант тех, которые их "заштамповали". Главный же признак таланта - убежденность. Бу-ба-бисты своими яркими выступлениями публикациями, разве что не первые в новейшей эпохе, совершили стремительный прорыв в железобетонном муре дискурса украинского соцреализма. Чего им не хватает? Вот если б к Бу-Ба-Бу да ба-бу-би... Но, как известно, женщины создания консервативные. Не могут они, вот так, сразу... Эпоха гендерной украинской литературы пришла позднее.

Молодая украинская литература чрезвычайно богата на разнообразие жанров. Один лишь перечень,а их - несколько страниц, тем паче, что есть произведения, которые трудно поставить на полку наших представлений о жанрах вообще. Как и водится в современной европейской литературе. Но главная заслуга нашей литературы - создание нового литературного языка, который скорее раньше, чем позже станет на диво богатым лексически, наполнен неслыханной для старой Европы силой выразительности и убежденности неофита.

Языкообразование. Самая высокая ступень литературы. Данте и Шевченко. Больше, кажется, примеров нет.

К современным писателям, в творчестве которых этот принцип разве что не самый основной, принадлежит Вячеслав Медведь. Намеки относительно "непонятности" и "непрозрачности" его масштабных произведений - результат непонимания внутренней позиции автора. То есть той позиции, того настроения, с которым он садится за рабочий стол. Нужно быть очень добрым человеком, чтоб в своем письме каждым словом приглашать читателя к сотворчеству. Письмо - работа чрезвычайно трудная. Почему же таким легким должно быть чтение? Кто-то из молодых поэтов составил словарик неологизмов Вячеслава Медведя. Вышл из этого поэтическое произведение, которому позавидовал бы, наверное, Велемир Хлебников.

Прозрачность, или не прозрачность - проблема не только украинской литературы. Люди во всем мире заметно разучиваются читать. Двадцать пять процентов молодежи, которым меньше тридцати, когда читают, ворошат губами. И читают они не Данте, а - "Натали"... Тяжело это им дается.

Поэтому возник у украинских литераторов пунктик. Превратиться из "живого классика" в украинскую Маринину, чтоб даже злые соседи по коммуналке зауважали. Выдать бестселер, и все! Дело, конечно же доброе, но язык современный украинский (как бы это парадоксально не звучало) не сверхдемократичен. Киллеры его не знают, проституки не уважают. Где же взять героя для бестселера?

Но, хорошей литературы на украинском книжном рынке хватает. Среди писателей, произведения которых легко читаются и, в то же время потрясают глубиной - Евгения Кононенко, Владимир Яворский, список этот можно продолжить.

Когда читаешь прозу Е. Кононенко, прежде всего, не понимаешь той проблемы, что тревожит многих литераторов: как из рустикальной украинской литературы сделать литературу урбанистическую? Города, в которых живем, существуют в двадцать первом, а не в девятнадцатом веке. Настоящая душевная теплота, отсутствие даже намека на заимствованный из Москвы стеб, чрезвычайная наблюдательность (как и надлежит настоящему прозаику) - вот главные признаки автора. Их будут читать все, если употребить к этим книжечкам хоть небольшой пиар. Влодко Яворский - что это такое? Может фентези? Об этом не знает даже сам автор, поскольку абсолютное равнодушие к атрибутам цивилизации его, как кажется, позиция внутренняя. Фаетоны и кабриолеты, которые сталкиваются на узеньких улицах с мерседесами, останавливаются... Однако эмоции водителей, любовников, предателей, как оказывается во все эпохи одинаковые.

Когда идет стремительный процесс, деление его на части - вещь пустая. Метрессу украинской литературы Оксану Забужко не стоит присоединять к любой группировке, еще больше - к любому "изму". Вообще, измы в искусстве пусть себе останутся в двадцатом веке. Человек-космос, которого, с помощью новейших литературных технологий можно обсервировать с любой точки времяпространства, вот он, объект наблюдения и описания, настоящий культурный герой. Не обязательно нищий, обиженный, угнетенный. Воспроизведение образа героя, который "сделал себя сам", изображения пути, которым он пробирается мимо мусорников негоции, скепсисы и безнадежности, удалось Оксане Забужко, как никому. Еще один аргумент в пользу того, что глубинное знание науки философии писателю никогда не мешало.

Молодая украинская литература продолжается.








Версия для печати










Виставка українських художників "Рік Мавпи"

Пріоритетом у підборі творів є перехідний стан людей, подій та ознак нашої реальності. Це романтичність одинокого даїшника у ночному дозорі (Олександр Гнилицький), шалена енергія багатолюдного натовпу (Сергій Зарва), палаюча пожежна машина (Жанна Кадирова), помаранчевий вибух салюту (Максим Мамсиков), терпляча нічна черга по вечерю (Алина Якубенко). // подробнее...





СЕЙЧАС






Информация будет позже




















         
  Rambler's Top100