Статьи

03.12.2002
Творчество Александра Ройтбурда


Творчество Александра Ройтбурда охватывает почти все виды современного искусства: живопись, видео, графику, инсталляцию и перфоманс. Но любой из них, взятый, изолировано, репрезентирует лишь определенный фрагмент зажигательного движения Ройтбурда к преодолению острых проблем выживания, поиску новых ценностей и мутаций выразительности культуры на стыке ХХ-ХХІ столетий. Александр Ройтбурд всегда остается верным себе, демонстрируя зрителю искусство, достаточно личностное и эстетически оправданное. Это всегда искусство "из первых рук".

Живопись Александра Ройтбурда - одно из наиболее индивидуальных явлений так называемой "украинской волны постмодернизма". Этот термин появился еще в советском культурном пространстве после выставки в московском Манеже в 1988 году. "Тогда творческий и эмоциональный натиск украинских художников заставил говорить о приходе с "горячего юга" неожиданной альтернативы на уровне рождения новой школы живописи - "зимнего севера" московского пост-концептуализма, склонного рассматривать живопись закрытой для новаторства сферой. Александр Ройтбурд был признан одной из звезд этой школы. Постсоветская критика отметила особый "эффект Ройтбурда" - красноречивый эффект насыщенности в пределах сюжетно-тематической картины, который является следствием артистичности удачи и дисциплины интеллекта художника.

Грамотное понимание истории искусства и осведомленность в тенденциях искусства современного Ройтбурд демонстрирует качество живописи, тем уверенным движением кисти, которое всегда является очевидным для профессионального взгляда. Основная эстетическая нагрузка его произведений не в хитромудрой символике образов и не в ребусной дешифровке, а в глобализации живописной материи, которая испытывает диалектические изменения в пространстве авторской креативности, в выразительном сопоставлении мотивов, варьирующих одну и ту же тему - нагромождение пропорций доказательной силы, лепка жизненной формы. Смягченная пластическая архитектоника форм, богатство цветовых оттенков и живописной фактуры передают аполлоническое дыхание человеческого тела. Спокойно торжествующая эротика свободна от накопления деталей: ясность своих ритмов она получает из холодной жестокости идеала и расплавляющей энергии наслаждения. В художественном высказывании Ройтбурд, следом за де Садом, "проявляет своеобразный спинозизм - натурализм и механицизм, насыщенные математическим духом. Именно на счет этого духа и следует отнести то бесконечное повторение, тот постоянно восстанавливающий количественный процесс, который умножает фигуры и составляет жертвы, чтобы снова и снова пробегать тысячи кругов пожизненно одинокого понимания" (Жиль Дельоз). Персонажи картин, замкнутые в пространстве мифа, утрачивают свойственную классике девственность и экспериментируют с собственной телесностью со вседозволенностью сновидений.

Их отдаленность от зрителя часто подчеркивается присутствием геометрических полов, в традиционном искусстве усиливающих ощущение углубленности пространства. В данном случае перспективный запад заводит действие в сторону противоположную от зрителя, выстраивая концепцию авторского зазеркалья.

Живописная фактура картин однородна с густыми кронами и архитектурными излишествами. Боскетные лабиринты пейзажей - мотив, безусловно, романтичный с элементами "наивной" картины. Сюжет усеченной головы, который часто встречается у Ройтбурда, продолжает мистическую линию искусства, вызывая в памяти новеллы Боккаччо, японскую традицию достижения света, средневековые аллегорические изображения небесных светил. В пейзажах обескровленная голова похожа на луну, которая смотрит в зеркало вод.

В живописи Александра Ройтбурда начала нового столетья вселенная замедляет свое движение. Пульсацию цветовой поверхности, как и до сих пор, осуществляет идеальная точность тональных соотношений и оптический рисунок отсветов корпусных мазков. Но динамика, свойственная живописной фактуре, всецело отсутствует в композиции. Персонажи картин, замкнутые на себе, как бы пребывают в состоянии беспросыпности фантастических сновидений. Их действия не имеют сюжетного завершения, автор не выстраивает для них мир и лишает психологии.

Неоднократно, будучи куратором художественных проектов, Александр Ройтбурд выступает в роли куратора и собственных живописных идей. Лишая много работ названия, он нивелирует привязанность к сюжету на демонстрационном поле актуализации и трансформации смыслов, выявляя нечто общее с произведениями Вермеера Делфтского, Рембрандта, с иконописью и мозаикой. В работах Ройтбурда важным является не то, присутствует ли в них миф или нет, в чем секрет того или иного произведения, а то, насколько они контактные. Общение и эстетическое удовлетворение происходит на поверхности полотна.

В 1990-х годах Ройтбурд обращается к инсталляции, перформансу и видео. В последнем художник достиг международного успеха. Видеопроект "Психоделическое вторжение броненосца "Потемкин" в тавтологический галлюциноз Сергея Эйзенштейна" впервые демонстрировался в 1998 году в Художественном музее Одессы на выставке "Академия холода", куратором которой был сам художник. 1999 работу приобрел в свою коллекцию Музей современного искусства (МоМА) в Нью-Йорке, а в 2001 году она репрезентована на 49-й Венецийской биеннале в кураторском проекте Гаральда Зеемана "Плато человечества".

Со второй половины 1980-х Александр Ройтбурд был идеологом независимого художественного поиска в стремлении создания социально интегрированной общественности художников современного искусства в Одессе. Эти усилия увенчались в 1997 году открытием одесского Центра современного искусства Сороса. Ройтбурд стал первым председателем наблюдательного совета ЦСИС - Одесса, выступил куратором серии художественных акций, был автором многочисленных программных статей. Продолжая собственный независимый художественный поиск, в 2000 году Александр Ройтбурд переехал в США. Его работы хранятся в Государственной Третьяковской галерее в Москве и Русском музее в Санкт-Петербурге, в художественных музеях Украины, России, США, Словении, во многих публичных и частных собраниях.

В целом, творчество Александра Ройтбурда демонстрирует пример художественного здоровья. Его симптомы - профессионализм без величества, ирония без злости и интеллект без заумности.

Полный адрес статьи : http://kiev.guelman.ru/rus/articles/3dece3afd88d7/