Выставки

07.08.2003
"Бессонник Насонова"


Наше нормальное бодрствующее сознание, разумное сознание, как мы его называем, - это не более чем один особый тип сознания, в то время как повсюду вокруг него, отделенные от него тончайшей преградой, лежат потенциально совсем другие формы сознания. Мы можем прожить жизнь, не подозревая об их существовании; но стоит применить уместный стимул, - и они появятся в мгновение ока и во всей полноте...

Уильям Джеймс


Сонник - это сборник толкований сновидений. Бессонник, соответственно, - символическая коллекция "неснов" - пограничного состояния на рубеже сна и бодрствования. Подобная нерасчленненость сознания, погруженного в онтологический хаос - свойство "мифиологического" мышления, а в случае с Аркадием Насоновым - "неомифологического".

У древних в основе толкования снов лежала уверенность, что душа человеческая еженощно отделяется от телесной оболочки и совершает путешествие в "верхних сферах", где ей открывается истина Бытия. Утро стирает это знание, а ночью всё повторяется снова, и лишь единицы могут разомкнуть этот круг бесконечных повторов.

ХХ столетие ознаменовалось попытками разрешить проблему онтологического статуса реальности. А в этой связи, изучение природы сна, как одного из немногих "легальных" способов изменения сознания, стало "общим местом" в развитии культурной мысли прошлого века.

Выставка "Бессонник Насонова" посвящена решению аналогичных вопросов, но уже художественными средствами. В этой серии графических работ московского художника реально существовавшие исторические личности - политики, ученые, композиторы, спортсмены и прочие "культурные герои" нашей цивилизации органично сосуществуют с героями "новой"/"старой" мифологий (Карлсон и Ясон) в абсурдном и утопичном Космосе сновидений.

Лишь при первичном и поверхностном взгляде, выбор персонажей "Бессонника Насонова" кажется обусловленным, простым и случайным совпадением трех букв в их именах. Выбрав подчеркнуто "легкомысленный" принцип единого слова-слога как объединяющего начала, художник предлагает "поиграть" в псевдо-детские игры в шарады, призванные научить манипулировать смыслами и их реальными проявлениями - событиями. Автор заманивает зрителя в свой "цирковой аттракцион" узнаваемостью образов и кажущейся доступностью концепции. Но, согласившись принять правила игры, зритель попадает в "королевство семантических зеркал", бесконечно множащихся значений и отражений.

Проект "Бессонник Насонова" при очевидном доминировании визуальности, существует скорее в области языковых игр и лингвистических упражнений, нежели в рамках сугубо художественного дискурса. В диалоге образа и текста решающее слово Насонов отводит последнему.

С увлеченностью "начинающего каббалиста" всматривается художник в саму структуру слова. При проведении простейшего этимологического анализа возникает информация, скорее даже намек, указывающий на возможности дальнейшего маршрута в этом "психоделическом путешествии".

Простой пример: в английском, втором, после разрушения Вавилонской башни, всеобщем языке, сон и мечта обозначены одним словом - dream, то есть ставится знак равенства между управляемым потоком сознания (мечтой) и сферой подсознательного (сном).

Своим отказом проводить пограничную черту между условной, но в силу неофициального соглашения ставшей уже de facto безусловной реальностью и миром иллюзий, Аркадий Насонов снимает саму проблему их противопоставления. Утверждая тем самым жизнеспособность мысли "жизнь есть сон" давшей название известной пьесы Кальдерона.

Полный адрес статьи : http://kiev.guelman.ru/rus/exhibitions/bessonnik/