Guelman.Ru      GiF.Ru      Гельман      Арт-Азбука    



На первую страницу


 Круг художников
 Архив проектов галереи

    



{ Ссылки } { Дневник Марата Гельмана в ЖЖ } { Карта сайта }   








  Новости
Статьи
Галереи
Художники
Выставки
Продажи
Издания
Литосфера
Былое

[укр.]
[рус.]

Анонсы событий в Киеве и в Украине


Новости Галереи Гельмана в Москве





Выставки


Наталия Филоненко
"Будни"


Процесс создания традиционной картины и скульптуры за сотни лет принципиально не изменился - они остаются произведениями "ручной работы". Его нельзя ускорить с помощью новых технологий, разве, пожалуй, только на этапе подготовки, когда чаще используется фотоаппарат и Фотошоп, чем этюдник. Выбор авторами этих "медленных" жанров, который, возможно, звучит как антитеза современным ритмам жизни, на первый взгляд не соответствует объектам их исследования. Максима Мамсикова интересует обыденная жизнь современного офиса, а Василия Цаголова - криминальные будни. Обе темы располагают скорее к использованию именно быстрых, репортажных форм изображения реальности.

Отказываясь от современных форм художественной документации, авторы обращаются к устоявшимся традициям жанрового искусства как изображения повседневной жизни и бытовых сцен. Но жанровость в их исполнении вовсе не предполагает достоверность. Новая серия картин Василия Цаголова "Блуждающая пуля" не является криминальной хроникой, а скульптурные инсталляции Максима Мамсикова "Шелф Плаза" не показывают реальные офисные будни. По сути, в целом оба проекта являются имитацией социальных исследований, а сами произведения - имитацией этюдов с натуры. Именно поэтому художники сознательно отказываются от поисков новой эстетики и не выходят за рамки такого привычного реализма.

Даже если судить только по названиям предыдущих работ Василия Цаголова - фотосерия "Мягкие ужасы" (1994), фотофильм "Неделя ужасов" (1994), живописная пара "Мачо" (1998), инсталляции "Бандитская стычка" (2000) и "Заложники" (2001), тема криминала и насилия уже давно присутствует в его творчестве. В последней серии криминальный материал интересен для художника тем, что он находится вне зоны эстетического и поэтому в массовом сознании ближе всего к подлинному свидетельству. Свои картины он представляет как документы вымышленных, несвязанных между собой событий. Желание добиться максимальной зрелищности диктует перенасыщенность действия в сюжете, а эскизную легкость исполнения придает эффект документальности.

Василий Цаголов утверждает, что чистая документальность часто не производит должного впечатления, потому что она не отрежиссирована. Перед журналистской камерой труп лежит неправильно, раны и кровь не там, где надо, и захват преступника производится недостаточно эффектно. Даже когда Цаголов работает с камерой, его фильмы и фотографии всегда предполагают "постановку". Главным для него является собственная режиссура, создание "красивого кадра", однако, без впадения в салонность. Такая позиция объясняется как особой требовательностью художника к зрелищности образа, так и характером избранных персонажей. Цаголов работает с уже сложившимися экранно-мифическими стереотипами о бандитах, которые, вероятно, и на самом деле, в "спектаклях насилия" не могут не разыгрывать ритуальные роли, как перед жертвами, так и перед "своими".

В серии "Блуждающая пуля" присутствуют отрицательные герои, творящие зло. Хотя здесь, однозначно, нельзя воспринимать негатив иначе как условно - это всего лишь дань жанру боевика, который не может существовать без стрельбы, крови, и, конечно, фигуры самого преступника. Вечный и современный персонаж, преступник сегодня - настоящий шоумен, он предлагает нам экстраординарный поступок как зрелище, которое незамедлительно транслируется всеми телеканалами. Мифическая фигура нарушителя устоев будоражит общество, вероятно, законопослушным гражданам необходим герой-антипод - дерзкий и жестокий, который не должен разочаровывать.

Если живопись Василия Цаголова можно сравнивать с кинофильмом, то последний проект Максима Мамсикова - скорее с мультфильмом. Мамсиков известен как художник живописной инсталляции. Он манипулирует своими картинами небольшого размера, как отдельными рукотворными элементами, подобно ассамбляжу готовых объектов, в результате возникает общая динамика между различными холстами. Его проект "Шелф Плаза" тоже предполагает возникновение "сборной" конструкции, на этот раз составными модулями являются глиняные скульптуры высотой около четверти метра. Фигуры безымянных участников "производственных" сцен и разнообразные детали интерьера, раскрашенные акрилом, образуют объемные картины. Все происходящее как будто транслируется через камеры слежения.

Свое неожиданное решение побыть скульптором Мамсиков мотивирует тем, что в эпоху нестабильности в обществе перемена занятий стала скорее нормой, чем исключением. Его новая задача - воссоздать в 3D мир украинских офисов. Многофигурные мизансцены размещены на полках-этажах импровизированных "высотных" зданий. В построении "поэтажных" сюжетов чувствуются не только собственные эмпирические наблюдения автора, но, несомненно, и влияние экрана. В основном, герои Мамсикова - обычные люди, занятые повседневными делами, поэтому при создании сюжетов и образов он, в отличие от Цаголова, не стремится к преувеличенной зрелищности.

Нет здесь и социальной критики или сознательного пародирования. При этом пародийность, несомненно, присуща этому проекту, она непроизвольно возникает при трехмерной передаче даже самой неинтересной в реальности сцены. Эффект комичности неизбежно вытекает из самого материала и размера скульптур, которые напоминают одновременно об ученических набросках и пластилиновых мультфильмах. Если видео или фото изображение простой жанровой сцены рискует тут же превратиться в банальный рекламный образ, то "небрежно" вылепленным в мультяшно-лилипутском масштабе композициям Мамсикова это никак не грозит. Такой "пластилиновый" способ отражения действительности он считает адекватным его собственному отношению к современной реальности.



Версия для печати



    {  Илья Исупов  }
















         
  Rambler's Top100