Выставки

14.11.2002
Wireframe Ивана Цюпки


Основная коллизия фотопроекта Ивана Цюпки Wireframe - отношения виртуального, здесь дигитального, и реального. С некоторых пор именно виртуальным реальностям отводится миссия освоения наиболее тонких слоев мироздания путем погружения сознания в неизведанное, необычное. Несмотря на кажущийся антогонизм, в этой связке очень трудно прочертить демаркационную линию - о двойственности ВР не писал, кажется, только ленивый. Мы уже привыкли, что ВР отсылают нас к тому типу понимания, когда нечто существует, но не явлено в реальности - это мнимость, имитация, симулякра и, одновременно, суть возможное, вероятное, проективное. Не такова ли и сама реальность, которую столь же трудно описать как известный, устоявшийся, а не находящийся в процессе создания и все еще не познанный феномен? Вот эту амбивалентность, как внутри понятий виртуальное, реальное, так и в их соприкосновениях, и пытаются уловить кадры фотосерии.

Дигитальный, пифагорейский бум, апологетика и главенство Цифры, особенно заметные сегодня в кинематографе, анимации, да и в той же фотографии, не могли не наплодить определенных стандартов, а как следствие, - не вызвать сопротивления (правда, не радикального, что было бы наверно, смешно, а скорее гибкого) Цифре. Вот и в Wireframe господствующему вектору - от реального к дигитальному пространству, противопоставляется как бы обратное: от исчисленной сетки искусственной природы к естеству "натуральных" мизансцен. "Как бы" не выносится здесь за скобки именно потому, что выраженного "обратного эффекта" и не случается по определению. Вместо этого, по предложению автора - снова Диффузия, снова блуждания в загадках, где кончается виртуальное и начинается актуальное?

Серия Цюпки примечательна и тем, что вместо action, привычного по законам кибержанра, она культивирует, напротив "снятое" действо - релаксирующий бессобытийный жанр (назовем это условно "отдыхом между съемками"), не исключающий вместе с тем скрытую нарративность и эротизм.

Бытовые ситуации, в которых оказываются "проволочные каркасы" будто бы 3D моделей возвращают зрителя к популярным reality show. Художник доводит до абсурда идею подглядывания за искусственно заточенными в пространстве субъектами, которых по велению режиссера "аниматора", можно спровоцировать на любое необходимое поведение. Марионетки позируют, флиртуют, прихорашиваются, как бы не замечая всевидящего ока фотокамер.

Важная составляющая цикла - ультрафиолетовая "стробоскопичность" света/цвета, остановленная в единовременности каждого отдельного кадра и мелькающая, вибрирующая в их смысловой совокупной протяженности. Это порождает здесь ощущение "лунного холода", а с ним - некоей сетевой магичности, ирреальной, мистической телесности - воистину "солнечное мышление приносит тела в жертву, лунное превращает их в фантасмагорию" (Ж.-Л. Нанси).

Наконец, принципиальный момент серии - она задумана и исполнена как Фотография. Компьютер играет в ней лишь сугубо прикладную роль, в основном касающуюся "зачистки", нюансировки изображения. Привилегированное положение фотографии по отношению к компьютерному имиджу многие объясняют тем, что первая вроде бы является знаком, изображением, нанесенным самим объектом, на который она ссылается. Хотя, снова же, возвращаясь к размытости фокуса в пределах "дигитальное - реальное" следует с осторожностью отнестись к этой иерархии по крайней мере по двум причинам. Во-первых, фотография изначально несла в себе возможность дигитализации, которая, не исключено, готова обернуться ее гибелью. Во-вторых, сегодня ставится под сомнения вообще сама идея пресловутого "знака реальности", на которой, якобы, и основывалась идентичность фотографии.

Полный адрес статьи : http://kiev.guelman.ru/rus/exhibitions/wireframe/